Дурной нрав львиц долины Луангвы

Дурной нрав львиц долины Луангвы


Долина реки Луангвы в Замбии (Африка) считается наиболее опасным местом, где легче всего угодить в когти льву. Улла-Лена Лундберг, финская писательница, пишет, что «за львицами долины Луангвы прочно установилась слава строптивых, с дурным нравом зверей. Одни районы Африки, по-видимому, больше привлекают львов-людоедов, чем другие. В 1920-е годы львы-людоеды терроризировали всю округу Мпика, В 1929—1930-е годы они наводили ужас в окрестностях Мсоро. Эти львы проявили исключительную хитрость, набегая ловушки и засады, и, естественно, местные жители стали считать их злыми духами, принявшими львиное обличив...

Как бы то ни было, луангвский лев даже по внешнему виду кажется более опасным и коварным, чем львы Восточной Африки, которые лежат и греются на солнце, вызывая удивление туристов. Побывав в долине Луангвы, я согласилась с мнением, что возбужденный лев может броситься на вездеход. Как правило, в долине эти животные менее заметны, чем в Восточной Африке, поэтому встретить льва во время нашей прогулки довольно опасно. Существует железное правило: не уходить далеко от лагеря и особенно — не следовать за львом в кустарники. Как-то раз мы легко­мысленно нарушили эти правила, зайдя в разреженный кустарник, и пошли за львицей от куста к кусту, пока не заметили, что она оказалась позади и практически преследует нас...»

В случае с писательницей Лундберг встреча с львицей, к счастью, закончилась мирно, чего нельзя сказать о другом случае, описанном известным писателем-охотником О. Л. Маловым в его книге «Смерть притаилась в зарослях». Жертвами хищников стали работники биостанции, проводившие учет слонов в национальном парке Уанки в Зимбабве в 1972 году.

Две семьи — старший инспектор Лен Харви со сноей женой Джин и Вилли де Бир с женой, дочерью и пятем-студентом (последние проводили здесь отпуск) — удивились, когда увидели трех пришлых льнов у самого порога: двух крупных самцов и самку. Вели себя они нагло — подходили к постройкам, ловили кур, принадлежащих персоналу биостанции. Биостанция находилась в заповедной зоне, и поэтому львов не трогали. Хищники отвечали тем же — днем на людей не обращали внимания. Оружие хранилось под замком в сейфе — администрация опасалась, что оружие попадет в руки террористов (в ту пору в Зимбабве было неспокойно...). На яркий электрический свет львы не обращали никакого внимания. Уходить они не собирались, и люди встревожились — как же изгнать непрошеных «соседей»? Но львы опередили их...

Ночью Лен и Джин спали в глинобитном домике, что обычно строят в Африке. На сей раз Лен надежно запер дверь. Примерно в 11 часов вечера львица протиснулась в узкое окошко, резко перевернула постель и схватила Джин поперек туловища, как поступают хищники с добычей.

От ужаса и боли Джин закричала, она старалась вырваться. От крика проснулся Лен, безоружный, он бросился на львицу. Инспектор прекрасно понимал трагизм своего положения. Львица оставила женщину и вонзила клыки в плечо Лена. «Беги!» — крикнул ей муж.

Джин поползла к хижине соседей де Бир. На полпути она остановилась — ведь она оставила любимого... Джин вернулась к хижине, где остались Лен и львица; она прислушалась и с болью и ужасом осознала, что ее мужа спасти уже нельзя. Она слышала хруст и чавканье, и ни одного иного звука.

Добравшись до дома соседей, она принялась стучать, и только успела все рассказать, как потеряла сознание. Вилли де Бир взял винтовку, набил карманы патронами и выбежал во двор, за ним последовал Коллин (зять).

У домика Харви их поразило полное молчание. Де Бир шепотом позвал Лена, а в ответ услышал свирепый рык. Де Бир осторожно глянул в окошко: в узкой полосе света от уличного ночника он увидел окровавленные ноги Лена. Не успел Вилли оценить ситуацию, как львица своей когтистой лапой раскроила ему лоб.

Де Бир упал — и вновь безмолвие. Вилли разорвал майку и перевязал себе лоб: он решил покончить с львицей во что бы то ни стало. И когда он начал медленно просовывать ствол в оконце, львица уже его поджидала. Она вцепилась зубами в шею де Вира, пытаясь втащить его в окно. Винтовка упала: он, расставив руки и опершись о стену, пытался оторваться от хищницы. Львица все-таки втащила его, вцепившись зубами в лицо, и вонзила когти в кожу головы, «оскальпировав» его совершенно. Опытный охотник, де Бир успел закрыть руками шею и голову — львица пыталась перегрызть основание черепа, но натыкалась на руки. Остервенев, она грызла его пальцы. Вилли, безоружный и ослепленный, только стонал от боли, когда зверь пожирал его живьем.

В трех метрах от него стоял зять, парализованный этим кошмаром. В руках держал винтовку калибра 243 (6 мм) с пятью патронами в магазине — в отчаянии Коллин ощупывал бесполезную винтовку: он так и не научился стрелять... Решившись, Коллин шагнул и угодил ногой в оцинкованный таз. Таз загремел, и львица — до этого она не обращала никакого внимания на присутствие другого человека — кинулась на Коллина. Но студент успел запустить руку ей в пасть, вцепившись в язык, невзирая на то что львица разрывала ему мышцы плеча.

Де Бир слышал крики Коллина сквозь забытье: он пополз на подмогу, чисто случайно наткнулся на винтовку. Его сотрясала невыносимая боль, но когда де Бир попытался передернуть затвор размозженными пальцами, он взвыл от адской боли. Стоя на коленях, он начал вслепую палить по львице — лоскут окровавленной кожи свисал ему на глаза, он вскрикивал от боли при каждом выстреле. Вдруг наступила полная тишина, прекратились крики, рык, хрипение и стрельба. Вилли прохрипел: «Коллин! С тобой все в порядке?» — «Да, отец! — услышал он слабый голос. — Но ты, кажется, прострелил мне руку».

Тут львица, хрипя, забилась в агонии — в последнюю минуту она сомкнула челюсти на колене парня.

Помогая друг другу, они доползли до сторожки, и жена Вилли повезла полуживых мужа, зятя и вдову Лена Харви в управление парка, за 60 км. Оттуда их доставили в город на военном вертолете.

Наутро прибыли спасатели. Из хижины они извлекли наполовину съеденное тело Лена Харви. Через день его предали земле. В желудке львицы нашли лишь останки человека — лицевую часть головы Лена, куриные перья и маленькую змейку. Первая пуля де Вира поразила легкие львицы, вторая размозжила плечо, третья прошла навылет через обе щеки хищницы, раздробила челюсть львицы, но она же и снесла полруки Коллину, когда он вцепился в глотку издыхающему зверю. Спасатели искали «партнеров» львицы, но они благоразумно исчезли.

Вилли выжил — ему наложили 22 шва, некоторые пальцы рук ампутировали. Еще два месяца его голова выглядела разбухшей, увеличенной почти вдвое. Коллин перенес несколько операций руки, но она осталась искалеченной навсегда. Такая же судьба постигла его колено... Меньше всех пострадала вдова Харви — она выписалась через два месяца. Но ее долго преследовали кошмары...

Почему львы становятся людоедами, когда для обычного «нормального» льва питаться одними людьми неестественно? Этот вопрос интересовал и интересует ученых до сих пор. Объяснения можно услышать самые различные. Одни считают, что причина в недостаточном количестве естественной для львов пищи — копытных; другие уверены, что нападать на людей способны только звери, получившие физическое увечье, причем чаще именно от людей; высказывая свое отношение к людоедству, кинооператор Льис Котлоу говорит, что «...еще никто как следует не объяснил и то, почему для алкоголиков так привлекателен алкоголь. Может быть, это помогает утвердить льву собственное Я...»




Ветеринария

Интересное

Выставки

 
Rambler's Top100

©2006-2016 PetsHealth.ru

Данный сайт носит информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 ГК РФ.