Белый охотник истребляет ягуаров оружем индейцев. Часть 3

Белый охотник истребляет ягуаров оружем индейцев. Часть 3


В этот момент я услышал в кустах позади шорох, и оттуда выскочил Тупи, мой маленький фокстерьер! Он кружил вокруг меня и лаял, выражая свою радость. Собачонка, очевидно, перегрызла бечевку и устремилась по моему следу.

Когда Тупи подбежал, я наступил на длинный обрывок бечевки, свисавшей с его ошейника. В этот момент из кустарника с другой стороны поляны донесся какой-то шум. Я набрал полную грудь воздуха и второй ногой прижал лапу Тупи. Песик взвыл. Не освобождая обрывка поводка, я сделал по нему несколько шагов вперед и получил возможность действовать копьем. Одновременно я вложил стрелу, натянул тетиву и спустил ее, как только вновь увидел движение в кустах. Очевидно, стрела попала в ягуара, но было невозможно определить, куда я попал. Надеясь, что зверь обезумел от боли, я шагнул в сторону. Движение в зарослях повторилось, я все еще не видел ягуара, но, однако, смог определить, где он находится. Я вложил вторую стрелу и, тщательно прицелившись, пустил ее. Тут же в просвете между кустами мелькнул силуэт. Из-за боли «убийца» инстинктивно стремился забраться в чащу. Несомненно, ягуар видел меня, так как я находился рядом. Теперь можно было освободить бечевку, удерживавшую Тупи. Песик с яростным лаем бросился в сторону зверя. С поднятым копьем я приготовился встретить ягуара.

Поляна, на которой все это происходило, имела приблизительно тридцать метров в диаметре. Затягивая схватку, я давал ягуару возможность укрыться в зарослях, а это делали мое положение весьма опасным. К несчастью, я уже не имел собак. Тупи в счет не шел. От боли «убийца» находился теперь в таком состоянии, что его действия невозможно было предугадать.

Зверь продвинулся вперед и сел. Я колебался. Время от времени ягуар тряс головой и рычал. Мне все же приходилось опасаться, что он опять уйдет, вместо того чтобы напасть на меня.

Я сделал еще несколько шагов к нему и в этот момент услышал хлопанье крыльев стервятника, собиравшегося сесть на ближайшее дерево. Трудно было предугадать, что произойдет. Если мое внимание будет отвлечено всего на секунду, мне не удастся использовать копье. В этом я был уверен. Я находился на грани смерти. Зверь, как бы прочтя мои мысли, немедленно бросился вперед. Мне удалось увернуться от когтей и всадить копье ему в шею. Наконечник вошел неглубоко, но удар был все же достаточно силен, и я потерял равновесие. Теперь ягуар кружил возле меня, продолжая атаку. Я уже сомневался, что смогу сдержать его, но, к счастью, он отступил (возможно, из-за боли, которую причиняла новая рана).

Готовясь к защите, я неожиданно почувствовал, что теряю силы. Это было вызвано тем, что охота с копьем требует огромного нервного напряжения; уже через несколько минут почти полностью истощаются силы. Схватка должна быть закончена как можно быстрее, так как человек не может физически соперничать с превосходящей энергией большого ягуара. Но «убийца» тоже ослабел. Когда он отступил, я увидел большую рану на его шее. Из-за нее он, наверное, потерял много крови.

Ягуар стоял близко. Он повернул голову ко мне и обнажил клыки, но не нападал. Мне следовало бы броситься на него, так как в любую минуту он мог скрыться в траве. Я часто дышал и почти был ослеплен потом, который обильно струился по лицу. Выпады ногой в сторону зверя не производили на него никакого впечатления. Но вот ягуар издал страшное рычание и прыгнул.

Я едва успел приподнять копье и глубоко вонзить его в горло «убийце». Копье вошло так глубоко, что я почувствовал на руках и на лице горячее, зловонное дыхание животного. Одно страшное мгновение я думал, что плохо рассчитал и теперь оказался слишком близко от когтей ягуара.

Изо всех оставшихся у меня сил я еще глубже вонзил копье в грудь агонизировавшего зверя. Любой другой ягуар, на которых мне приходилось охотиться, немедленно издох бы от этих ран; «убийца» же продолжал свирепо бить лапами и только глубже загонял копье в свое тело. Наконец копье насквозь пронзило его. Сейчас мне трудно сказать, сколько времени продолжалась битва. Возможно, что все это длилось несколько секунд.

Что хищник мертв, я понял внезапно. Он не двигался, и его огромные лапы со страшными когтями уже навсегда стали безвредными.

Некоторое время я отдыхал, опираясь на копье, которое у меня даже не хватило сил вытащить. Думаю, что никогда я не был так близок к смерти, как в этот раз. После того, как Хосе Рамос был похоронен, а Мария с сынишкой переехала жить на ранчо Дескальвадос, я вернулся на место схватки. Труп «убийцы» был уже почти наполовину съеден другими хищниками, и мне удалось спасти лишь его голову как трофей. Измерения показали, что он имел в длину, от носа до кончика хвоста, 2 метра 85 сантиметров и весил, как я думаю, не менее 180 килограммов.

Так закончилась моя охота на ягуара-убийцу, от страшных когтей которого погибли человек, более 300 голов крупного рогатого скота и все мои охотничьи собаки».

«...Я получил письмо от своего приятеля Хосе Бараноса — владельца небольшого ранчо близ Мату-Гросу в Бразилии — о том, что ягуар растерзал двух работавших у него ковбоев. Хосе просил меня приехать и уничтожить убийцу.

Хотя я уже принял решение «уйти с поля» и спокойно отдохнуть на старости лет, я не смог отказать приятелю. И я не жалею, что поехал, хотя на этот раз хищник и сыграл со мной в «кошки-мышки», причем «мышкой» оказался неожиданно я...

Из письма я узнал, что ягуар, с которым мне предстояло встретиться, был чрезвычайно дерзким, хитрым, кровожадным хищником, убившим много скота не столько из потребности утолить голод, сколько, если так можно выразиться, из садистских побуждений. Ел он исключительно только мясо тех животных, которых убивал сам, и никогда не возвращался, чтобы доесть свою жертву. Вблизи Мату-Гросу расположено много скотоводческих ранчо, и это открывало хищнику широкое поле «деятельности»; он так быстро и ловко расправлялся с собаками, что местные охотники опустили руки и наотрез отказались его выслеживать.

Итак, я не удержался от искушения и первым же самолетом отправился в Мату-Гросу. Собак своих мне пришлось отправить автомобилем, поскольку места для них в самолете не оказалось.

Баранос встретил меня с распростертыми объятиями и рассказал печальную историю о гибели двух ковбоев.

Парни отправились верхом по следу пропавшей коровы. Густая чаща заставила их спешиться; они пробирались сквозь заросли, держа в руках большие «кольты». Вскоре на маленькой поляне они обнаружили труп коровы. Он был еще теплый и почти целый — ягуар, по всей видимости, не был голоден...




Ветеринария

Интересное

Выставки

 
Rambler's Top100

©2006-2016 PetsHealth.ru

Данный сайт носит информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 ГК РФ.