Жены и любовницы гусаков

Жены и любовницы гусаков


Брачный период у гусей наступает вскоре после бурного времени образования пар, полного ревности и драк, но четко от него отличается. Пары отделяются от стаи и начинают отыскивать место для гнезда. При этом разные особи нередко демонстрируют весьма различные вкусы и склонности.

Брачная прелюдия начинается с того, что гусак принимает гордую позу, приобретая некоторое сходство с лебедем-шипуном. Он приподнимает крылья, изящно изгибает шею и топорщит перья на ней так, что становятся видны ложбинки между их рядами. В этой позе гусак погружает голову глубоко в воду. Гусыня в ответ тоже начинает погружать голову, сначала робко и совсем немного, а затем с непрерывно возрастающим возбуждением. Наконец она принимает распластанную позу, подставляя гусаку шею. Он крепко зажимает шею гусыни клювом, взбирается на нее, и происходит копуляция.

В укреплении уз, связывающих супружескую пару серых гусей, этот момент играет относительно небольшую роль. Иногда рано развившиеся гуси копулируют уже в первый год жизни, но это не оказывает никакого влияния на будущий выбор гнездового партнера. Если же двое молодых гусей совершают ритуал торжествующего крика, можно с почти полной уверенностью предсказать, что в дальнейшем они образуют пару. «Любовь и секс» существует в гусиной жизни раздельно. Сочетаясь, они надежно связывают пару, но довольно часто наблюдаются и независимо друг от друга. Типичная ситуация такого рода бывает, например, в отнюдь не редком случае, когда два гусака «влюбляются друг в друга» до такой степени, что совершают ритуальную церемонию торжествующего крика. Но их поведение никогда не носит сексуального характера. Анатомически они могли бы принять позу спаривания, но тем все и ограничивается, так как ни тот, ни другой не принимают распластанную позу гусыни. Иногда дело доходит до стадии погружения шеи в воду, но затем оба стараются взобраться друг на друга и вскоре оставляют эти попытки, порой не без небольшой стычки. В любом случае связывающие их тесные узы никакого ущерба от этой «мелкой неудачи» не терпят.

Естественно, такие пары гусаков намного превосходят обычные пары смелостью и боевой силой, поскольку гусак не только смелее и агрессивнее любой гусыни, но тяжелее и мощнее ее. Пары гусаков всегда занимают высокое положение в иерархии гусиной стаи. А потому очень часто случается, что не имеющая партнера гусыня под впечатлением побед этих двух героев «влюбляется» в одного из них. При нормальных обстоятельствах активное ухаживание ведет гусак. Гусыня же только принимает ухаживание, а потому в распоряжении влюбленной гусыни нет никакой системы поведения для того, чтобы снискать внимание возлюбленного. У нее нет приемов, к которым, как мы видели, прибегает гусак. Гусыня может только как будто бы случайно держаться где-нибудь поблизости от своего избранника и внимательно следить за ним глазами. («Игра глазами», по-видимому, занимает важное место в жизни серых гусей, как и в жизни других птиц.)

Порой, после уже описанной безуспешной попытки пары гусаков, влюбленная гусыня тотчас подплывает к ним, принимает распластанную позу, и в результате один из них копулирует с ней. Она может повторить этот маневр несколько раз, такое поведение может стать привычным, и создаются весьма необычные взаимоотношения. Оба гусака по-прежнему держатся вместе, а за ними в некотором отдалении незаметно следует одинокая гусыня. Она не принимает участия в торжествующем крике двух гусаков, но иногда тот или другой с ней спариваются. Однако после этого гусак не демонстрирует великолепную церемонию, которая обязательно следует за спариванием гусака и гусыни, связанных торжествующим криком и, значит, «влюбленных».

В подобной ситуации довелось однажды наблюдать крайне странное поведение гусака. Узы торжествующего крика могут связывать трех гусаков, и в Зеевизене как раз был такой сплоченный мужской триумвират — Макс, Копфлиц и Одиссей, который правил всей гусиной колонией на озере Эсс-Зе. Между Одиссеем и гусыней Оной возникла «связь без любви» описанного выше типа. Он имел обыкновение регулярно спариваться с ней в определенном уголке несколько в стороне от мест, предпочитавшихся триумвиратом. Затем он сразу же летел через озеро к своим двум товарищам и, словно в оправдание, проделывал перед ними завершающую церемонию, наблюдаемую у обычных пар.

У нелюбимой любовницы есть только один способ добиться включения в союз гусаков, объединенных торжествующим криком. Сначала она должна отыскать место для гнезда и отстоять его от посягательств других гусей, что очень нелегко и редко увенчивается успехом. Затем необходимо, чтобы ей просто повезло — чтобы ее любимый увидел, как она насиживает кладку, или (еще лучше) чтобы он увидел ее вместе с едва появившимся на свет выводком. В этом случае гусак может «усыновить» гусят, взяв на себя роль их защитника и вожака. То же поведение демонстрируют и одинокие гусаки, особенно овдовевшие, т. е. в таком случае они усыновляют чужих гусят. Усыновив выводок, нередко, как мы видели, своих же «незаконнорожденных» отпрысков, гусак начинает исполнять настоящую семейную церемонию торжествующего крика. Нелюбимая мать усыновленных гусят может принять участие в этом крике и постепенно получить признание в качестве «равноправного члена союза гусаков».




Ветеринария

Интересное

Выставки

 
Rambler's Top100

©2006-2016 PetsHealth.ru

Данный сайт носит информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 ГК РФ.